Сказка про дракона

Рубрика: избранное
Просмотров: 1395
+1
Голосов: 1
— Мне скучно, бес, — пожаловался дракон.

— Заведи блог, — посоветовал бес.

***

В «Интересах» дракон указал «принцессы» и «золото». Местоположение — «Пещера».

В первый же день на него подписались четырнадцать юзеров.

— Кто это? — спросил дракон у беса.

Оказалось, семь гномов, четыре бухгалтера, два спелеолога и один педофил.

— Укажи пол, — прошептал бес.

Дракон указал: «мужской». Не успел отнять лап от клавиатуры, как на него подписалось триста сорок юзеров: триста девиц, тридцать принцесс, девять девиц, выдающих себя за принцев, и почему-то один рыцарь.

— Я не знаю, о чём с ними разговаривать, — пожаловался дракон. — Может, надо было написать, что я люблю ещё и рыцарей?

— Напиши в интересах: «кулинария», — предложил бес.

Этим интересом дракон заработал четырёх поварих, но уже на следующий день обнаружил бегство одного бухгалтера, трех гномов и четырнадцати девиц.

— Почему?! — взвыл дракон.

Потеря была чувствительна. Он переживал убыль так, будто из его груды золота отчерпнули ведром и убежали.

— Потому что ты ничего не пишешь, — объяснил бес. — Блоги заводят, чтобы писать в них, читать в них, делиться награбленным и ходить на войнушки.

— Как всё сложно, — пробурчал дракон. — Недосуг мне посты писать — реал. Я сегодня как раз собирался украсть девицу.

— Укради и напиши об этом.

Дождавшись, пока дракон улетит, бес забрался в сеть под его паролем, зашёл к тысячнику Ланселоту и написал: «На последнем турнире ты фехтовал как говно». Потом зашёл к многотысячнику Мерлину и написал: «В последнем сражении ты колдовал как говно». Потом зашёл к Гвиневере и написал: «Видел тебя, пролетая над Камелотом. Срочно худей». Продублировал все записи в блоге.

Повалился на кучу золота и стал плевать в потолок.

***

Девица куксилась и не хотела идти на контакт.

— Почеши мне спинку, — сказал дракон.

Девица фыркнула и отвернулась.

— Свари мне какао, — попросил дракон.

— Ещё чего! — буркнула девица, рассматривая ногти.

— А у меня блог есть, — робко сказал дракон.

Девица оживилась.

— Можно посмотреть?

Дракон зашёл в блог и протёр глаза. Полтыщи рыцарей, оруженосцев, слуг, землепашцев, принцесс, просто девиц и просто каких-то непонятных созданий подписались, чтобы полюбоваться на растерзание дракона. Тысячник Ланселот, многотысячник Мерлин и королева Гвиневера со всеми своими почитателями стояли лагерем в его блоге.

— Ой как много у тебя комментов! — удивилась девица. — Тебе не нравится Ланселот? По-моему, он душка.

— А по-моему, тушка, — мрачно сказал дракон.

Зашёл к Ланселоту и написал: «Извини, я не хотел тебя обидеть. Бес попутал. С людьми ты фехтуешь неплохо, может, даже хорошо. Хотя против дракона ты всё равно говно. Извини ещё раз, но это правда».

Потом написал Мерлину: «Извини, я не хотел тебя обидеть. Бес попутал. Среди людей ты крутой колдун, хотя против драконьей магии твоя всё равно говно. Извини ещё раз, но это правда».

Гвиневере написал: «Не худей. У тебя отличная попа, большая и мягкая. Драконы не собаки, на кости не бросаются».

— Вот и извинился, — благостно сказал он девице.

***

Последующая неделя выдалась напряжённой. Дракон не воровал принцесс, не бился с рыцарями, завалил вход камнем и написал на нём: «Улетел в Турцию». Девице выдал доску и мел: записывать прибыль и убыль читателей. Бес подсказывал ники сбежавших и остроумные реплики в адрес тысячника Ланселота, многотысячника Мерлина и королевы Гвиневеры со всеми их почитателями.

К концу недели битва пошла на убыль. Зрители соскучились и начали разбегаться. С Ланселотом дракон помирился, Мерлин поставил его в игнор, Гвиневера встряла в дискуссию о диетах и пропала на восемнадцатом листе.

На блог подписались пятьдесят четыре тролля, одиннадцать эльфов и один пикси, практикующий бякинг.

Дракон и девица торжествовали.

Отдохнув, дракон написал репортаж о похищении девицы. Бес сделал рисунок уносимой в когтях девицы: дракон пышет огнём и машет крыльями, девица визжит, юбки реют по ветру, вид снизу.

— Мне не надо худеть! — сказала девица с гордостью.

Дракон радостно подсчитывал прибывших читателей. Зато от него отписался ещё один бухгалтер.

Дракон занервничал и написал пост про золото.

На него подписались несколько гномов, царь Мидас и налоговые службы всех окрестных королевств. Отписалось полдюжины рыцарей-бессребреников.

Дракон крякнул и выдал пост про особенности осады замка с воздуха.

На дракона подписался один король, туча рыцарей и некто под ником Икар.

Целый рой принцесс отписался.

Дракон завыл и позвал на помощь девицу. Вдвоём они сваяли пост о тенденциях моды в грядущем сезоне. Подумав, дракон добавил рецепт рыцаря, тушёного в собственных латах.

Отписалось несколько духовно богатых дев, один нервный рыцарь и сорок человек, внезапно оказавшихся вегетарианцами.

— А ты их прокляни, — посоветовал бес и заткнул пасть кисточкой хвоста, чтобы не рассмеяться вслух.

Дракон крякнул и записался в сообщества «Проклинаем вместе» (модератор Моргана) и «Вуду буду» (модератор Суббота).

Пост с грамотным, развёрнутым проклятием отписавшимся (до седьмого колена) вышел в топ. На дракона подписалось множество ведьм, тринадцать некромантов и сообщество «Великий Инквизитор» (модераторы Шпренгер и Инститорис). Отписалось сорок девять юзеров, все по разным мотивам.

Дракон перестал есть и осунулся. По ночам он плакал и звал маму: ему снились толпы незнакомых юзеров, которые подписывались на него и тут же отписывались, заливаясь сатанинским хохотом. Девица гладила его по голове и поила молоком.

На седьмую ночь она нашла в груде золотые ножницы и перерезала кабель. Вайфая в пещере не было.

***

Без блогов дракон ожил, поздоровел, занялся силовыми упражнениями — таскал овец и принцесс, сносил свою девицу в Турцию, и всё было хорошо, если бы не…

— Мне скучно, бес, — пожаловался дракон.

— Гм. — Бес задумался. — А ты не пробовал поучаствовать в литературном конкурсе?

Часть вторая

— Девица! Накрывай, дракон пришёл! — Дракон добавил в кучу несколько брусков золота, маску фараона Тутанхамона и бронзовую статую писца.

— Далеко летал? — спросил бес из своего уголка.

— В Каир. Там сегодня ночь музеев, дают всякое.

— Прямо дают?

— Дают не дают, а брать не мешают! — огрызнулся дракон. — У нас сегодня баранина или оленина? Жрать хочу!

Дракон потянул носом. Съестным не пахло.

— А где девица?

— Гуляет, — тоненько протянул бес. — По полям, по лугам. Подумывает, не уйти ли жить к маме.

Дракон так и сел.

— Что у нас случилось?!

— Случился день святого Валентина, — бес попытался принять скорбный вид, но не сумел.

— Кого? — дракон был не силён в святцах.

— День всех влюблённых, — произнёс бес по слогам.

— И кто тут у нас влюблённый? — гоготнул дракон.

— Кто хочет сытный ужин, ласковый взгляд и почесать за ушком, тот и влюблённый, — популярно разъяснил бес. — А кто не влюблённый, от того уходят к маме.

Дракон выругался и сплюнул огнём. Куча золота закоптилась, перестав блестеть. Дракон представил, как пещера стремительно зарастает копотью, пылью и паутиной, отвычные уже трапезы из овец (на гарнир руно) и долгие зимние вечера в глумливой компании беса…

— Не надо! — застонал он. — Я согласен быть влюблённым! А что делать-то?

Бес оживился, потёр лапки и вспрыгнул дракону на шею, поближе к ушной раковине.

— Чем влюблённый отличается от нормальных людей? — спросил он лекторским тоном и заглянул дракону в левый глаз.

— Эээ… жар, лихорадка, потеря сна и аппетита, бред, галлюцинации, покраснение кожного покрова… вплоть до высыпаний…

— Кто ж тебя так просветил? — бес хихикнул.

— Нахватался по верхам, — уклончиво сказал дракон.

Он любил подслушивать у принцессиных башен: сначала куртуазная поэзия, потом — песни и пляски, а потом — самое интересное.

— Это не любовь, а сифилис! — гаркнул бес. — Не путай причину со следствием! Запомни, салага: влюблённый должен иметь вид лихой и придурковатый, готовый на подвиги! В руках — букет цветов, бутылка шампанского и коробка конфет! А в кармане — колечко!

— Всевластья? — робко спросил деморализованный дракон.

— Какое достанешь. Можно просто с бриллиантом. Другой подарок тоже сойдёт. Как говорится, дорого внимание. А дорогое внимание особенно дорого. — Бес спрыгнул на пол. — Ну, чего уставился? Девица ждёт! Мыкается там одна, в лугах… а то, может, уже и у мамы.

Хлопая крыльями, дракон выбежал из пещеры и штопором взвился в поднебесье.

***

— Обернись и сразись со мной, чудовищное чудовище!

— Отвали, Гавейн, — мрачно сказал дракон. — Не видишь, занят? Горе у меня. День святого Валентина.

— Цветочки рвёшь? — рыцарь опустил копьё.

— Ну.

— А какие цветочки твоя девица любит, знаешь?

— А какая разница? — дракон осмотрел собранное. — Цветочки и цветочки. Главное — много!

— Вижу, что много. Вот Моргана обрадуется, когда увидит, как её цветник ободрали.

— Я Морганы не боюсь, если надо, отобьюсь, — захохотал дракон. — Чхал я на Моргану. Своя девица ближе к телу.

— В первый раз день святого Валентина отмечаешь, — рыцарь кивнул.

— Ну. — Дракон насторожился. Кисло-горький вид рыцаря предвещал неприятные сюрпризы.

— Сразу видно, что букетом по морде тебя ещё не били.

— За что? — опешил дракон.

— За то, что ты подарил ЖЁЛТЫЕ цветы! А тебе сто раз было говорено, что она не любит жёлтые, а любит КРАСНЫЕ! И вообще не любит лилии, а любит РОЗЫ! А ты, глухая, бессердечная скотина, всё пропустил мимо ушей, только и думаешь, что о пиве и турнирах!

Гавейн махнул рукой и пришпорил коня. Дракон растерянно посмотрел ему вслед, перевёл взгляд на собранные цветы. Разложил их на земле и принялся сортировать.

***

— Д-д-ды, — заикался трактирщик.

— Не трясись, не за тобой, — сказал дракон благодушно. — Моя девица покупает шоколадки у тебя?

— Н-не-не…

— Да знаю, что у тебя. Тащи сюда самую большую коробку самых её любимых. И перевяжи красиво. Бантики там, ленточки — ну, ты понял.

— Я и говорю, — ожил трактирщик, — д-д-ды-дыва золотых.

— Что? — завопил дракон. — Да это грабёж!

— Н-не-не-не… это предпринимательство.

***

— Мне нужен самый лучший подарок для моей девицы, — сказал дракон строго. — День святого Валентина, чё.

— Подарите ей колечко, — посоветовала златокудрая менеджерица.

— Вся пещера в колечках, — отмахнулся дракон. — Надоели, поди.

— Тогда шубу.

— Зачем ей шуба? — удивился дракон. — У нас жарко.

— Медведя плюшевого.

— Не любит она медведей. Я ей приносил из леса; не надо, говорит, неси откуда взял. И тигра не захотела, и жирафа.

— Вы совершенно правы, — вкрадчиво промолвил владелец лавки, делая менеджерице страшные глаза. — Мы подберём вам самый лучший подарок. Вы его долго не забудете. И девица ваша тоже.

***

— Ты где был? — грозно спросила девица, уперев руки в бока.

— Так это… день святого Валентина… всех влюблённых… вот! — дракон высыпал букеты к ногам девицы.

— А почему их столько? — Девица подозрительно прищурилась. — А! Я поняла! Ты хотел подарить их нескольким девицам! Но они не взяли! И ты их принёс мне! Потому что надо же их куда-то девать!

— Это всё для тебя, дорогая! — дракон ударил себя лапой в грудь. — Я просто не знал, какие цветы ты любишь больше.

— Я не люблю садовые цветы, — горько прошептала девица. — И вообще не люблю цветы срезанные! Я люблю ромашки в горшочке!

— И ты мне сто раз об этом говорила, — пробормотал дракон. — А я всё пропустил мимо ушей. Только и думаю, что о золоте и сражениях!

— Да, — удивилась девица. — Не такой уж ты и глухой.

— Ну вот видишь! Не сердись, — дракон протянул ей бутылку и конфеты. — Я вкусненькое принёс…

— Как ты мог?! — Глаза девицы наполнились слезами.

— Что опять не так?! — взревел дракон.

— Не кричи на меня! — девица зарыдала. — Я на диете! Уже второй месяц! А ты даже не заметил! Или заметил? — она сверкнула заплаканными глазами. — Точно, заметил и специально принёс мои любимые! Чтоб поиздеваться!

— Срочно скажи ей, какая она красивая, — просуфлировал бес. — Скажи, что ей не надо худеть.

— Тебе не надо худеть! — радостно заорал дракон. — Это ты раньше была тощая, а теперь бочки наела — самое оно. Кругленькая, сладенькая, пампушечка моя!

Бес присел и накрылся хвостом.

— Не надо так, милая! — взывал дракон, пятясь под градом предметов, выхваченных из золотой кучи. — Нет! Нет! Только не писцом! Лучше посмотри, какой подарок я тебе купил!

Девица опустила статуэтку писца.

— Подарок?

— Вот! — дракон развернул крыло.

Подарок со звоном выпал на пол. Глаза девицы округлились.

— Это?!

— Нравится? — радостно спросил дракон. — Видишь, всё для тебя! Ты столько раз жаловалась на дурацкое дно, к которому всё прилипает и пригорает. Мол, если бы не оно, ты бы готовила, как богиня… Так вот она — самая большая сковорода с самым антипригарным покрытием, какую я только сумел найти! Владей, любимая!

Девица взяла сковороду, как теннисную ракетку, и улыбнулась.

Бес лёг на пузо и пополз в тень.

***

Дракон рискнул вернуться только к рассвету.

По всей пещере были расставлены цветы в красивых вазах. Девица спала на своей тахте, разметав косы и сладко посапывая. Рядом валялась пустая коробка из-под конфет. Дракон подошёл к ней на цыпочках, укрыл одеялом.

— Ты, конечно, ужасный, — прошептала девица, приоткрыв один глаз. — Грубый, невоспитанный и нечуткий. Но я тебя всё равно люблю, хоть ты и чудовище. Сама не знаю за что. Уж такие мы, женщины — всё прощаем!

Она свернулась клубочком и засопела дальше. Прощённый дракон обернулся кольцом вокруг тахты и заснул счастливым сном.

— Зачем влюблённому мозги, когда у него такое большое сердце? — прошептал никогда не спящий бес. — Спи, дракон, набирайся сил. Восьмое марта не за горами.


Часть третья


— Гм! — Драконесса вгляделась в груду золота, сияющую, как полуденное солнце.

Девица съёжилась.

— На медальоне — там, за короной — пятнышко! — Драконесса покосилась на покрасневшую девицу и снисходительно прибавила: — Правда, совсем маленькое.

— Она не может видеть то, что в глубине груды, — пробурчал дракон.

— Действительно. Человеческое зрение так несовершенно. Конечно, это не твоя вина, милая. Уверена, ты стараешься как можешь.

Девица прикусила губу.

Драконесса взлетела, на миг зависнув под сводом пещеры. Спустилась и внимательно осмотрела одинокую паутинку, свисавшую с когтя.

— От души тебе сочувствую, милая, — пропела она так сладко, словно была не драконом, а канарейкой. — Убирать такую огромную пещеру, когда привыкла к уютненьким, маленьким человеческим домикам!

— У моих родителей двухэтажный коттедж! С четырьмя спальнями! — отчеканила девица.

— Я так и говорю — маленьким… Немножко грязи всегда остаётся, правда, душечка?

— Я лично, — прошипел дракон, — лично я, своими собственными лапами, собрал всю паутину с потолка! Не знаю, где ты нашла этот крохотный, нафиг никому не мешающий волосок!

— Как это правильно, дорогая — приучать мужчину к работе по дому, — одобрила драконесса. — Жаль, что я в своё время до этого не додумалась. Мой дракон занят исключительно мужской работой — добыванием золота. Хозяйство всё на мне.

Драконесса тяжело вздохнула.

Бес украдкой протянул девице носовой платок и прошептал:

— Её дракон каждый день приносит трёх крестьянок для уборки. А готовить она вообще не умеет.

— Иногда я жалею, что драконы покрыты только сверкающей, гладкой, гигиеничной чешуёй. Волосы — это так красиво! — Драконесса выпустила элегантный завиток пламени и испепелила злополучную паутинку. — Когда они на голове.

— Давайте за стол! — предложил дракон, скаля зубы в натужной улыбке. — Жрать охота.

— А вот от этого обыкновения, душечка, его следует отучить, — драконесса погрозила когтем.

— От привычки жрать? — угрюмо спросила девица.

Дракон толкнул её кончиком хвоста. Девица сделала приветливое лицо.

— От употребления грубых слов. Впрочем, ты, возможно, и не находишь их грубыми? Ах, этот чудный язык простых селян!

— Тебе баранины или оленины? — спросил дракон.

— Телятины, милый. Я на диете. Нет, соуса не нужно. Сколько в нём масла! А сливки обезжиренные?

— Цельные, — наивно похвасталась девица. — От своей коровы!

— Ах, эта крестьянская пища! — восхитилась драконесса. — Такая простая, такая сытная! Немного тяжеловато для желудка, нет?

— Нет! — рявкнул дракон. — Я могу сожрать… прости, съесть целого быка с копытами и шкурой!

— Неужели ты так и сделал? — встревожилась драконесса. — Вот почему у тебя так выпирает живот! А я думала, это от сливок и масла.

— Это от пива, — необдуманно брякнул дракон.

Драконесса замерла.

— Он пьёт? — прошептала она, в ужасе глядя на девицу.

— Нет! — застонала та. — Только самую чуточку, после тяжёлого дня.

— Не больше бочонка, — подтвердил дракон.

Бес тихо заржал.

— Что ж, в каждой семье свои порядки… — Драконесса вытерла набежавшую слезу уголком белоснежной скатерти из тончайшего асбеста. — В нашей, например, ни один дракон не умирал от цирроза печени. Пока что.

— Передай мне соль, пожалуйста, — прошептала девица.

Дракон протянул лапу.

— Что ты делаешь?! — возопила драконесса.

Дракон подскочил и перевернул на себя солонку.

— Что такое? — пробормотал он, заикаясь.

Бес сполз под стол.

— Ты взял солонку левой лапой, а надо было правой! Левой — не к добру! Вот видишь, ты уже и соль просыпал — это к ссоре!

— Я не верю в приметы. — Дракон нервно забил хвостом.

— И напрасно! Вот я в прошлом месяце отправилась на прогулку — полюбоваться цветущими вишнями, и дорогу мне перелетела чёрная ворона. И что же ты думаешь? В тот же день я съела любимого рыцаря королевы Боудикки! Королева очень расстроилась. Чтобы предотвратить войну, моему дракону пришлось отнести ей семь мешков с золотом. Вот вам и неприятность!

— Особенно для рыцаря, — девица криво улыбнулась. — Кстати, о кушаньях: попробуйте гуся, это моё фирменное блюдо.

Драконесса в один присест проглотила гуся, облизнулась и оценивающе прищурилась.

— Немного пересушено, — заметила она. — Чуточку перестаралась с тимьяном, да?

— Наверное, рука дрогнула… от радости. — Девица понадеялась, что растянутые в улыбке губы не потрескаются. — Мы так ждали встречи!

— Я тоже очень, очень ждала, — подхватила драконесса. — Мне было ужасно интересно посмотреть, кого он всё-таки выбрал. У него всегда был такой своеобразный вкус! Представляешь, в детстве он вместо золота собирал жуков!

Дракон заскрежетал когтями по каменному полу.

— Мне надо выйти! — заревел он. — Мне надо на воздух! Мне надо кого-нибудь убить!

— Мужчины! — Драконесса выдохнула две укоризненные струйки дыма. — Все мысли — о драках и золоте. Нет бы уделить внимание своей девице. Согласна, это немного скучно, но надо же делать над собой усилия!

— Держись! — Бес бросил в чай девицы три валериановые пилюли. — Ещё немного, ещё чуть-чуть!

— Как хорошо, что до вечера так далеко и у нас так много времени, — драконесса грациозно потянулась. — От кого ещё вы сможете узнать всё о семейной жизни, кто подаст вам добрый совет? Как тебе повезло, сынок, что у тебя есть я!

***

— Ещё одной встречи я не переживу. — Девица помассировала затёкшие от улыбки щёки. — Лучше сразу отнеси меня в родную деревню.

Драконесса поднялась уже высоко и казалась не больше ястреба.

— Не волнуйся, — ответил дракон. Вместо платка он махал скатертью, и казалось, что возле пещеры сдаётся в плен небольшая армия. — В своей кладке я был восьмым яйцом. Чтобы навестить всех детей, маме потребуется лет сто, не меньше.

— Слава святому Франциску, который внёс драконов в Красную книгу! — прочувствованно сказала девица. — Страшно подумать, что было бы, будь ты единственным сыном!

— Кстати, ты ведь единственная дочь в семье? — бес поковырял косточкой в зубах. — А почему твоя мама никогда нас не навещает?

От грохота с горы сорвалось несколько камней. Девица и бес обернулись.

Дракон лежал в глубоком обмороке.



источник

Комментарии (0)